Дом Тру

Официальный сайт писателя Андрея Трушкина

Добрые сказки Чудеса XXI века
При_КЛЮЧ_ения
ДетИ_ктивы
Путе_шествия
Ко_миксы
Р_аудио-ТЕАТР

«Хрюки Мауси — детектив из Чаппареля»

Хрюки Мауси

(отрывок)

Купить полную версию книги в электронном формате fb2, epub, pdf можно перейдя по этой ссылке.

Стоимость — 50 рублей. Рейтинг 12+ Внимание: оформление электронной книги (рисунки) отличается от оформления этой страницы на сайте.

Глава 1, в которой благородный грабитель почтовых поездов Билли Колючка решает, что ему предпочтительней — умереть немедленно — в Техасе или через сто пятьдесят лет — в Нью-Мексико.

Колючка Билли из Техаса и его конь Торнадо стояли на границе двух североамериканских штатов и напряженно размышляли.
Билли, щурясь от едкого дыма, попыхивал своей сигарой, Торнадо фыркал, отгоняя надоедливых мух, судебный исполнитель и взвод регулярной кавалерии перекликались неподалеку в зарослях кактусов, распутывая причудливые следы, оставленные самым знаменитым в истории Техаса преступником.
Шестнадцать пятиконечных звезд — отличительную метку Билли (по четыре на каждое копыто Торнадо и по ограбленному почтовому а поезду на каждую звезду) знал весь штат.
— Не надо иллюзий, — пробормотал Колючка Билли. — Они идут именно по моему следу. Ставлю свои шпоры против шкуры старого осла у них даже приготовлена крепкая веревка, чтобы вздернуть меня на ближайшем дереве.
Тот факт, что ближайшее дерево в этой пустынной местности можно было бы найти, пожалуй, миль за сто от Билли, самого Билли почему-то мало успокаивал.
«Смерть!» — только такой вердикт, согласно техасским законам, могли вынести присяжные за неоднократное и злостное нарушение хода почтовых поездов по территории штата и последующие за этим опоздания по расписанию. (А Билли Колючка никогда не мог отказать себе в удовольствии поболтать с машинистами после ограбления!).
Параграфы закона соседнего штата Нью-Мексико, касающиеся Билли, были гораздо мягче — сто пятьдесят лет тюрьмы со строгой изоляцией в «одиночке».
Уютная камера, вежливый персонал, газета «Нью-мексиканская криминальная хроника» по утрам против неласковых рук шерифа Техаса и пеньковой веревки: выбор напрашивался неоднозначный.
Но Билли Колючка и его конь Торнадо были патриотами своего штата. Самое жаркое солнце, самая острая перцовая похлебка, самые пыльные дороги, самые горячие и брыкливые жеребцы — ну скажите, кто по своей воле покинет этот рай?!
Здесь, в Техасе Билли Колючка родился и рос. Здесь папа Билли впервые вложил в его руку шестизарядный «Кольт», что делает в человеке дырку больше его самого. Помнится, первой целью юного Билли была спелая тыква, позаимствованная с соседнего огорода. Билли навел свое оружие на грозного пузатого противника, тщательно прицелился — бах! — и от тыквы осталось одно воспоминание.
С тех пор тыквы с соседнего участка стали исчезать регулярно, равно как и пули из патронташа Колючки-старшего.
Однажды отец застал Билли, любующегося вечерними звездами сквозь продырявленный снайперской стрельбой развесистый кактус.
— Неплохо, сынок, — резюмировал он, трогая края дырок своим заскорузлым пальцем. Однако пора, как и всем порядочным людям, заняться делом.
На следующее утро Билли Колючка остановил свой первый почтовый поезд. Грабитель вынул свой «Кольт», вежливо выстрелил в воздух, машинисты галантно придержали паровоз и нежно выгрузили из опечатанного вагона мешок с «капустой» — зелеными купюрами, с портретами строго поглядывающих на Билли президентов.
За первым делом последовало второе. Затем — целая серия новых ограблений. «Дела» шли, как по отутюженному сценарию: револьвер — улыбка — деньги. «Хэлло, Билли, как твой Торнадо?» «В порядке, Джо. А как твоя малышня?» «Ждем еще двоих, чтобы составить бейсбольную команду». «Где «капуста»?» «В пятом вагоне».
Так продолжалось до тех пор, пока именитым налогоплательщикам не надоело, что почтовые поезда делают вынужденную остановку у дома Билли Колючки все чаще и чаще, а их дочери любуются по ночам фотопортретами знаменитого грабителя (на которых некогда безвестный фотограф сделал состояние вчетверть превышающее ту сумму денег, что выручил сам Колючка Билли за свои шестнадцать нападений на почтовый поезд).
«Баста!» — решил шериф Техаса и поднял в ружье регулярные войска. Бедняге Билли пришлось бы худо, если бы не таланты его верного друга Торнадо: конь умел мчаться, как вихрь, скакать на двух копытах и даже двигаться задом-наперед. Три знаменитых следопыта как-то заявили, что позволят снять с себя скальп, если не распутают следы Торнадо и не найдут Билли. И не нашли.
Тем не менее, шериф Техаса (который раньше работал гувернером в семье, где воспитывалось шестеро детей, так что терпения ему было не занимать) оттеснил Билли к самой границе.
Вскоре он собственной персоной показался из кактусовых джунглей и ласково показал Билли черный моток шикарной веревки, свитой из колючих хвостов диких мустангов.
Билли, как нашкодивший школьник при виде директора, помчался через границу.
Шериф улыбнулся, снял шляпу и помахал вслед беглецу:
— Билли, не подкачай там в Нью-Мексико! Помни, парень, что ты из Техаса!!

Hruki

Глава 2, в которой Билли Колючка, скрывшись с глаз властей Техаса, в поле зрения их коллег из Нью-Мексико так и не появляется.
Мрачный Билли и насупленный Торнадо без цели продвигались на Запад, продираясь сквозь заросли. Вдруг ноздри Торнадо дрогнули.
— Да, — подтвердил Билли, — пахнет дымом.
Он направил коня на узкую тропинку, вьющуюся змеей между разлапистых кустов агавы, и вскоре выехал на поляну, огороженную жердями. За выгоном для скота виднелось то ли богатое ранчо со множеством построек, то ли бедный городишко домов на сто- сто двадцать.
Оседлав одну из жердей ограды, у пастбища сидел местный житель — Старина Дэн. Он играл на губной гармошке мелодию своей юности о ковбое Фредди, его подружке Пегги и их несчастной любви посреди бескрайних просторов прерии.
Выбивая из твердой земли фонтанчики пыли, Торнадо, как зачарованный, двинулся к Старине Дэну. Дэн, краем глаза заметив восхищенных слушателей, извлек из своей гармоники такой жалостливый аккорд, что у Торнадо на реснице повисла слеза, а Билли хмыкнул и надвинул чуть не на глаза свою широкополую шляпу.
Когда любовь умерла, а вместе с ней Пегги и Фредди, Старина Дэн взглянул на незнакомцев.
— Нью-Мексико? — спросил Билли, поглаживая разволновавшегося Торнадо по холке.
— Нет, мистер, — покачал головой Старина Дэн, пряча гармошку в карман.
— Техас?!
— Мимо цели, мистер.
Билли задумался. Много лет в школе ему вдалбливали, что если поехать на Запад от штата Техас, то попадешь прямиком в штат Нью-Мексико. Оказывается, это не так? А может чья-то предательская рука выстрелила ему в спину и он уже давно на небесах? А этот старый ковбой вовсе не старый ковбой, а один из вечно юных ангелов?
— Америка? — с надеждой спросил Билли, со страхом ожидая ответ.
— Чаппарель, мистер, — уточнил Старина Дэн. — Территория Соединенных Штатов.
— Я знал, что Техас самый большой штат в мире, — облегченно вздохнул Билли, — но не знал, что Нью-Мексико — самый маленький. Выходит, я уже в Калифорнии?
— Вы приезжий, мистер, — вздохнул Старина Дэн, — вам этого не понять. Если мистер э-э-э-…
— Мистер Билли Стар, — подсказал Билли Колючка.
— Если мистер Билли Стар не торопится, — подхватил Старина Дэн, — здесь в двух шагах есть салун, где без помех можно опрокинуть по стаканчику виски, если, конечно, мистеру есть чем платить.
— Мистер не торопится, — кивнул головой Билли, — и мистеру есть чем платить. Один маленький нюанс: что говорят шериф и закон вашей территории по поводу ограбления почтовых или курьерских поездов?
— Он молчит, мистер, — развел руками Старина Дэн, — у нас никогда не грабили ни почтовых, ни курьерских поездов.
— Значит ограбят, — подумал Билли Колючка подсаживая Старину Дэна на круп коня позади себя.
Торнадо, словно не чувствуя двойной ноши, галопом помчался к Чаппарелю. Как только он скрылся за ближайшим поворотом, из кустов вышел человек, обряженный в странного вида одежду, напоминающей балахон, наклонился над землей и долго рассматривал пятиконечные звезды, оставленные в придорожной пыли копытами Торнадо.

bees

Глава 3, в которой читатель узнает как Чаппарель исчез с карты Америки, а в голове у Хрюки Мауси завелись пчелы.
Салун семейства Мауси, в который вошли Билли Колючка и Старина Дэн прополоскать горло, был типичным заведением третьего разряда, где на стаканах, в которые разливали напитки, сыщик Алан Пинкертон в любое время мог бы собрать богатейшую коллекцию чудесных отпечатков пальцев, а жирные бифштексы, прежде чем подавать на стол, приходилось по часу отваривать в крутом кипятке.
Глава семейства Мауси три года назад отправился в прерию на охоту и бесследно исчез. Бразды правления салуном, кухней и несколькими комнатами для гостей, громко именуемыми «апартаментами», перешли к его жене — Женевьеве Мауси. Но поскольку Женевьева всю жизнь больше интересовалась вопросами модных туалетов, чем проблемами ощипывания кур и стирки белья, дело после пропажи главы семейства Мауси совсем бы захирело, если бы не хлопоты Патти Мауси — ее старшей дочери.
Семейство Мауси было хорошо известно всем чаппарельцам, но не благодаря эксцентричной Женевьеве или трудолюбивой Патти. Семейство Мауси прославил малолетний Хрюки Мауси.
Вышло это вот как. Однажды, еще в детстве, Патти Мауси запустила в хрюкальце Хрюки Мауси пчелу. К счастью, пчела не ужалила Хрюки и, поползав где-то внутри, выбралась через ухо и улетела восвояси. Но, видимо, уютная голова Хрюки чем-то запала ей в душу, потому что на следующее утро пчела вернулась вместе со своим роем и снова полезла в хрюкальце, а за ней двинулись и ее товарки.
Так у Хрюки в голове завелся улей.
Самому Хрюки это показалось страшно забавным, но его мама так не считала. Она то и дело прикладывала ухо к голове сына, подолгу слушала ровное гудение непрошеных гостей, и в сомнении качала головой. Наконец, однажды утром она привела Хрюки к местному доктору.
Мистер Гопкинс, служивший когда-то шофером у столичного доктора, а потому в забытом Богом Чаппареле по праву считавший себя медицинским светилом, со всех сторон исследовал Хрюки стетоскопом и глубокомысленно заявил, что это не совсем нормально, когда у мальчишки в голове живут пчелы и вылетают через уши.
— Сколько будет стоить лечение? — напрямик спросила мама Хрюки.
— Случай тяжелый, — пробурчал доктор Гопкинс, заполняя никому не понятными, кроме его жены-аптекарши, каракулями рецептурный бланк. — Потребуется месяц активного ремонта, то есть активной м-м-м… терапии по три доллара в день, я думаю.
Женевьева Мауси прикинула, что плату за «лечение» покроет разве что продажа кассового аппарата, всех зеркал и столовой посуды салуна Мауси, и решительно двинулась вместе с сыном к выходу.
— Куда же вы?! — выскочил из-за стола мистер Гопкинс. — Можно обойтись и долларом в день, а карбюратор я переберу ему бесплатно!
— Пусть лучше в голове у мальчишки водятся пчелы, чем всякие глупости, — отрезала мама Мауси и ушла.
Так пчелы остались жить у Хрюки. По ночам они спали, а днем летали на поиск нектара и охраняли Хрюки — мальчишек, которые однажды отвесили ему пару тумаков они искусали так, что их родители распознали опухших сыновей только по разного покроя штанам.
Слава нашла Хрюки, и жизнь обернулась для него новой, сахарной стороной. Стоило ему, например, подумать о сладком, как на язык ему стекала ароматная капелька меда. А в его возрасте, согласитесь, от жизни больше и не надо.

Hruki_1

Глава 4, в которой Билли Колючка встречается сам с собой и от этого у Патти Мауси меняется представление о мужчинах.
Знаменитый Хрюки Мауси еще спал, когда Билли Колючка и Старина Дэн ополовинили первую бутылку.
— Пить вредно, мистер, я всегда это говорил, — вздохнул Старина Дэн, закусывая виски початком вареной кукурузы. — Все беды, мистер, от этого горького дела. Не будь в нашем округе виски, не повис бы Чаппарель между небом и землей, как воздушный змей на веревочке. Год назад правительство откомандировало к нам двоих топографов — уточнить границу между штатом Техас и штатом Нью-Мексико. Все было нормально, пока эти парни не добрались до Чаппареля. Тут они спустили в салуне все денежки, надрались текилы и вышли выправлять границу. А сами знаете, мистер, если вы хоть раз пробовали эту гадость (а не разлить ли нам еще по стаканчику?), если вы хоть раз пробовали текилу, что после нее у человека вырастают крылья за спиной и глаз становится будто в два раза больше. А поскольку человек с крыльями управляться не приучен, тем более, когда кругом все пляшет и норовит на тебя наскочить, он летит, как может, до ближайшего забора, да там и падает сердешный до утра. Но те ребята оказались крепкими — сразу видно — столица, не какая-нибудь провинциальная шантрапа. Вышли они на границу, встали напротив друг друга и провели по карте, как видели, границу штата Техас и штата Нью-Мексико. Но поскольку в глазах у них все несколько двоилось, то и линии получились неровными: одна ушла влево, другая — вправо. А посреди, как на грех, оказался наш Чаппарель.
— Не желают ли господа попробовать нашей фирменной яичницы с беконом? — спросила, подойдя к ранним гостям, Патти Мауси, заметив, что мать кроме вареной кукурузы и текилы, замаскированной под виски, предложить гостям ничего не хочет.
Билли Колючка поднял глаза вверх и челюсть его тут же медленно поехала вниз. Во-первых, потому что никто отродясь не называл Билли «господином», а во-вторых, потому что девушка, которая стояла перед ним мгновенно изменила в нем все представления о канонах красоты, что были заложены в душе грабителя почтовых поездов с самого детства. Нет, никогда Билли не предполагал, что женские глаза могут быть красивее, чем благородные формы дикого мустанга или блеск вороненой стали «Кольта».
— Мистер хочет что-то сказать? — спрятав улыбку, спросила Патти.
— Да-а-а, — прохрипел Билли, захлопывая рот прямо под носом любопытной мухи.
Но добавить он ничего не успел.
— Бам-м! Бам-м! Ба-бамм! — затрещали выстрелы за его спиной.
— Уау! Вить-пить! — запели кругом пули.
— Клянг! Убль-клянг! — посыпались осколки бутылок со стойки.
— Всем стоять на своих местах! Руки вверх! Я Билли Колючка из Техаса и шуток не понимаю! Выручку на стол! Живо!!
Билли, подняв руки, осторожно оглянулся. Позади него с несерьезной «пушкой», годной разве что для охоты на комаров, раскорячив ноги, стоял незнакомый ковбой, совершенно непохожий на главу семейства Колючек. Лицо самозваного грабителя медленно покрывалось потом, а револьвер мелко дрожал в правой руке.
— Лучше помереть от старости, чем иметь такого братца, — подумал Билли и отвернулся.
Испуганная Патти Мауси тем временем выгребала месячную выручку из кассового аппарата. Старина Дэн еще при первом выстреле, крепко зажмурив глаза и упав небритой щекой на шероховатую крышку стола, притворился пьяным.
Больше в салуне никого не было.
— М-м, мистер, разрешите достать свой кошелек, — стараясь не выдавать своего негодования, промямлил Билли. — Не хотелось бы вас утруждать…
— Валяй, деревенщина, — махнул револьвером грабитель и через какие-то полдсекунды лишился обоих шпор, серьги в ухе и шляпы на голове.
— А теперь, — сказал враз посмурневший Билли, — ты станцуешь тарантеллу на горячей сковороде и назовешь свое настоящее имя.
— Бам-м! Бам-м! Ба-бамм! — затрещали выстрелы и, еле успевая отскакивать отдырок в полу и разлетающихся щепок, незадачливый бандит, высоко подкидывая ноги и выписывая уморительные кренделя, запрыгал к выходу.
— Меня зовут Лопни Мои Глаза, мистер, — пролепетал он и моментально исчез, как только достиг дверей.
Старина Дэн, приоткрыв один глаз и разглядев в разрывах порохового дыма, что опасность миновала, поднатужился и оторвал свою голову от стола.
— Так как насчет яичницы, джентльмены? — спросил он, но поглядев на Билли и Патти по выражению лиц этих двух молодых людей понял, что «глазуньи» он дождется не скоро.
Если Патти Мауси в корне изменила представление о женщинах у Билли, то Билли изменил представления о мужчинах у Патти, а это, согласитесь, джентльмены, серьезная причина, чтобы (на время) забыть о таких прозаических вещах, как еда, сон и питье…

Hruki_2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.