Дом Тру

Официальный сайт писателя Андрея Трушкина

Добрые сказки Чудеса XXI века
При_КЛЮЧ_ения
ДетИ_ктивы
Путе_шествия
Ко_миксы
Р_аудио-ТЕАТР

«Приключения поросенка инв. № 17819»

АНДРЕЙ ТРУ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ маленького ПОРОСЕНКА

ИНВЕНТАРНЫЙ НУМЕР 17819

(отрывок)

lamp

ГЛАВА I, в которой поросенок становится Инвентарным нумером I78I9

Однажды поросенок Инвентарный нумер I78I9 (который тогда звался еще совсем по-другому) заглянул в свой холодильник и увидел, что в нем ничего нет. Ну просто ничегошеньки, даже запаха, представьте себе такую вещь.

— Вот как! — сказал на это поросенок. — Ну и ну! Кукуй моя кукушечка… Надо в магазин идти…

Надел маленький поросенок свои маленькие чушки и отправился помаленьку в магазин…

— А были ли у этого маленького поросенка деньги, что он ходит по торгучреждениям? — можете спросить вы.

Не было, в том-то все и дело. В то время, когда жил поросенок, деньгами уже не пользовались много лет, и товары отпускал контролер, который следил лишь за тем, чтобы люди не брали в магазине (который назывался тогда малогазином) вещей больше, чем им положено).

В малогазине, как всегда, народу была тьма-тьмущая, но брать, как всегда, было пока нечего. Побродил-побродил поросенок среди толпы, трески и селедки мороженой и тут вспомнил! Как один раз он взял большой кусок дырчатого сыру (а как известно чем больше в сыре дырок, тем он качественней) и так его натрескался, что аж самому плохо стало. Вот тогда-то огрызок он привесил за дырочку к лампочке (чтобы мыши не съели) и забыл. А теперь вспомнил! Бывает же такое…

Ну, поросенок, естественно, тут же припустил домой. И вот протискивается он мимо контроля, и тут его хвать контролерша за шиворот (здоровая как лошадь) и кричит:

— Ты куда же это, паршивец, бежишь?

— Я не паршивец! — запищал, выворачиваясь, поросенок, я…

— Знаю, знаю! — перебила его контролерша. — Ты маленький рекламный поросенок, инвентарный нумер I78I9.

— Никакой я не нумер, — растерялся поросенок, — я просто маленький поросенок.

— Ври больше! — расхохоталась контролерша. — Ежели ты не инвентарный нумер, где же тогда твоя инвентарная корзина? Или ты не знаешь, что без инвентарной корзины и купленного товара выход из малогазина строжайше запрещен?!

— Тетенька, тетенька, отпустите меня, — взмолился поросенок, — я больше не буду!

— Чего ты не будешь? — строго спросила контролерша.

— Ничего не буду…

— Нет, вы только посмотрите на него! — закричала контролерша, встряхивая поросенка, будто кулек с ирисками. — Ничего он не будет… Ежели у нас каждый ничего не будет, то что же это будет? Кто же это в витринах у нас стоять будет? Я тебя спрашиваю!

Поросенок не желал стоять в витринах. Поэтому он взял и укусил контролершу за палец.

А она как разозлилась, да как приклеила поросенка крепким клеем «БФ» прямо у витрины!

17819_sidor

— Стой тут, — говорит, — на солнцепеке, раз ты человеческих слов не понимаешь. Вот когда вылиняешь весь, завхоз тебя спишет. А будешь еще бегать — мы тебя девчонкам отдадим. Они тебя живо запеленают и манной кашей закормят с ложечки.

Стоит поросенок у окна, ревет в два ручья. Уж очень девчонок испугался.

Тут какая-то женщина подошла.

— Чей, — говорит, — ребенок плачет?

— Это, — кричит контролерша, — рекламный ребенок. Новая модель — ревущая. Для привлечения посетителей. — А сама потихоньку кулак поросенку показывает.

Молчит поросенок, давится слезьми.

Но вот прошел день, все посетители разошлись, и контролерша ушла. Погрозила грозно так ему укушенным пальцем и глаза страшные сделала.

В общем, стало тихо в малогазине. Вылез поросенок из приклеенных чушек (он ведь все таки живой был, а не цельнолитой, какими бывают настоящие рекламные поросенки) и приготовился к побегу.

Ходил-ходил, тыкался во все щели и все напрасно. И двери, и окна, и даже форточки были крепко-накрепко заперты. Сел поросенок на треску и здорово задумался. Думал-думал и придумал — чего-нибудь покушать. Попробовал рыбы мороженой — невкусно. Лизнул крупу пшенную — несладко. Пробрался тогда в хлебный отдел и стал в батоне дырку прогрызать, чтоб до мякиша добраться. Грыз, грыз да и замечтался. Вдруг смотрит — он уже весь в батоне — только пятки виднеются. Хотел это поросенок из батона вылезти, но тут ему в голову, наконец, пришла мысль. И какая!

А что если ему спрятаться в батоне? Завтра его кто-нибудь купит (не поросенка, а батон, естественно), а он (поросенок, а не батон) возьмет и убежит потом домой, когда его на улицу вынесут.

Прогрыз поросенок дырку вглубь батона, свернулся калачиком, и уснул.

17819

ГЛАВА 2, в которой появляются бондиты

 

I9 июля (год и час точно неизвестны) капитан Бондя получил сверхсекретный пакет. «СЖЕЧЬ ДО ПРОЧТЕНИЯ!»- было написано на нем. Но капитан Бондя и не собирался его читать. Капитан Бондя обладал феноменальным нюхом и поэтому информацию от своих агентов получал по запаху. Он подпалил письмо и пустил дым по ветру: «ДОРОГОЙ КАПИТАН восклик, — забормотал он. — ПРИБЫЛ НА МЕСТО тчк ВЕРБУЮ АГЕНТУРУ тчк СВИННА МЛАДШЕГО ОН ЖЕ ИНВЕНТАРНЫЙ НУМЕР I78I9 НАШЕЛ тчк ВЕДУ НАБЛЮДЕНИЕ тчк ШЛИТЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ тчк Л тчк А тчк».

Это было донесение одного из его бондитов — лиса Аморалиса, заброшенного месяц назад на континент с партией грязного белья.

Кто же такой капитан Бондя и его бондиты? Об этом довольно подробно написал в своем фундаментальном труде «Бондитизм» профессор Г.Б. Вертухайло.

«Бондиты, — сообщает профессор, — в древности категория лиц, ведущих нехороший образ жизни.

Основные занятия — разбой, обман, кража. Подчиняются только своим, бондитским законам и капитану. Так как бондиты на протяжении веков воспитанию и перевоспитанию не поддавались, нарушали общественный порядок, злостно плевали на тротуар, то были высланы на необитаемый остров.

Живут на попечении общества. Продукты, необходимые для жизнедеятельности, получают по пневмопочте.

Товарообмен отсутствует. Изредка с острова на континент приходит на смену партия грязного белья и немытой посуды.

Точное месторасположение острова бондитов со временем забыто и в настоящий момент неизвестно даже пневмопочтовому ведомству».

Тем не менее, бондиты все еще жили на острове. От ничегонеделанья их воровские и разбойные замашки обострились и они стали надувать друг друга. Обычно с утра все островитяне ввязывались в такую свару, что порядок мог восстановить только капитан Бондя, да и то ближе к вечеру. Бондиты его чрезвычайно уважали, ведь никто не видел, чтобы Бондя за всю свою жизнь совершил хотя бы один хороший поступок, а люди с такими способностями воздержания от доброты, как известно, рождаются раз в сто лет.

Наконец, бондиты перетаскали друг у друга все, что было на острове, испробовали все возможные хитрости и уловки. После этого им стало скучно. Напрасно капитан Бондя пытался их расшевелить. Утром все бондиты теперь собирались на берегу океана и, горестно вздыхая, бросали в воду камешки. Но вскоре и это занятие кончилось, потому что все камешки они выбросили в воду, и на побережье остался один песок. И тут бесстрашному капитану Бонде, который, не задумываясь, брал на абордаж линкоры с ядерным вооружением на борту, стало не по себе. А как его бондиты начнут метать в океан и песок, и хижины, и пальмы… Так они чего доброго и весь остров утопят!

Пришедши к этой мысли, капитан объявил, что будет думать, как прогнать скуку. Он сел в уединенном бунгало за стол, поставил перед собой 3I9 сковородок с жареной рыбой (а она, как написано во всех кулинарных книгах, ужасно стимулирует умственную деятельность) и принялся есть. К концу дня, когда все 3I9 и еще I0 дополнительных сковородок рыбы были уничтожены, капитан понял, что настало время бондитам тайно бежать на Большую Землю и воспользоваться его Страшной Тайной.

Капитан Бондя действовал решительно. Уже вечером все бондиты были одеты в серые плащи и шляпы, разбиты на пары. По двойкам они упаковывались в тюки с грязным бельем, в коробки с немытой посудой и отправлялись по пневмопочте на континент.

Прибывших встречал лис Аморалис и тут же ставил по приказу капитана Бонди вводную задачу: идти в город, разжигать любыми путями споры, ссоры, недоразумения, в общем делать все, чтобы, говоря языком взрослых, дестабилизировать обстановку.

 

ГЛАВА 3, в которой приоткрывается завеса над Страшной Тайной капитана Бонди

 

Знаменитый шкипер пиратского корабля «Черное дело» Джон Купрум умирал среди пышной зелени острова Лорнео между II8 градусом I9 минутами южной широты и 29 градусами 44 минутами западной долготы.

Он лежал в полном одиночестве, ибо товарищи бросили немощного старину Джона на произвол судьбы, как только ему отказалась служить его единственная нога.

Парализованный Джон Купрум смотрел в глубину пронзительно синего, как джинсы «Райфл», неба и непослушными губами пытался воспроизвести забытые за годы разбоя на всех морях Земли молитвы.

Нацелив на старого шкипера свой острый клюв, неслышно рассекал воздух над его головой падлятник, в оцепенелой задумчивости чуть покачивали лохматыми головами пальмы, тоненько и горестно пищали москиты.

Вдруг в лесу послышался шум, и Джон Купрум скосил глаза в сторону. Кажется, судьба приготовила ему кровавую смерть в лапах кошмаяра.

— Тебе достался плохой завтрак, — мрачно прохрипел Купрум, — мяса меньше обычного на целую ногу.

Из-за дерева вдруг выглянуло бледное лицо юнги Бонда с корабля «Черное дело». Он внимательно оглядел поляну и в несколько прыжков оказался у тела шкипера. Бонд вынул из кармана фляжку рома и приложил ее к губам умирающего.

— Спасибо, сынок, — прошептал одноногий пират. — А теперь слушай внимательно… да смотри… никому не проговорись… это тайна… я доверяю ее только тебе… поезжай на Большую Землю… найди маленького поросенка… внука утонувшего в прошлом году доктора Свинна… ты его помнишь?.. да, доктор с корабля «Чертова бабушка»… спроси этого поросенка — что было написано на фасаде дома его деда… самого дома уже нет… землетрясение… а надпись была… она, как уверял меня Свинн … стоит гораздо больше, чем десять кораблей с золотом… она поможет тебе пережить трудные времена… и принесет богатство… и славу…

Таковы были последние слова Джона Купрума, переданные под страшной клятвой юнге Бонду, ставшему впоследствии капитаном разбойной шайки.

 

ГЛАВА 4, в которой поросенок совершает побег

 

Когда пришла контролерша, поросенок уже проснулся. Подполз к дырочке в батоне — смотрит. Контролерша первым делом к витрине пошла, где поросенок приклеенный стоял. Смотрит от него только чушки остались. Она к коробке с солью кинулась, среди молочных пакетов поискала, за автомат с газводой заглянула — нет поросенка, как будто и не было!

А посетителей уже полный малогазин.

— Ну, — думает поросенок, — хлеб-то всем нужен, сейчас меня живо возьмут.

И точно — к нему тетенька идет. Потрогала его батон пальчиком, а потом тыкалкой как хряпнет! Поросенок от страха чуть не завизжал.

Но батон оказался ничего, крепкий. Железобатон. Выдержал.

Так в нем поросенок до обеда и просидел как в танке. И никто не берет!

Видит поросенок — надо что-то делать. Тут к батону учитель географии кот Киссинжер подошел (на лапе вместо часов — компас, вид задумчивый и обут в альпинистские ботинки). Поросенок потихоньку так и говорит: «Дяденька! Это я — в батоне говорю! Возьмите меня с собой, а?»

Кот сначала испугался, но поросенок ему быстро все шепотом объяснил. Тогда кот положил батон в инвентарную корзину и на контроль пошел.

— А у вас товар некондиционный, в нем дырочка, — говорит ему контролерша, а сама глазки строит (она незамужем была).

— А я туда поросенка инвентарный нумер I78I9 спрятал, невозмутимо заявляет кот.

— Ха-ха-ха! — засмеялась контролерша. — Какой вы шутник! Мы этого рекламного поросенка еще месяц назад на свалку списали. А вообще-то вы, гражданин, очередь задерживаете!

Принес кот батон домой, тут поросенок оттуда и вылез. От радости чуть не пляшет.

— Спасибо, — говорит, — Вам большое. А то бы меня точно девчонкам отдали… Вот… А можно я теперь домой пойду?

— Куда же Вы, — говорит кот, — без чушек? Простудитесь. Да и потом нас уже, наверное, ищут. Знаю я эту контролершу, небось жаловаться побежала. Скажите, а Вы точно не рекламный?

— Нет! — честно признался поросенок.

— Слушай, — сказал кот, хлопнув поросенка по плечу. — Можно на ты? Я тут отпуск взял — в путешествие собирался. Но одному скучно. Хочешь со мной?

— Путешествовать?! Вот здорово!!! Я как раз вечером свободен! — закричал поросенок. — Только давай все же ко мне домой зайдем. У меня там кусок сыру к лампочке привязан (чтоб мыши не съели) пропадет — жалко…

Так и решили — зайти за сыром, а потом отправиться в путешествие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.