Дом Тру

Официальный сайт писателя Андрея Трушкина

Добрые сказки Чудеса XXI века
При_КЛЮЧ_ения
ДетИ_ктивы
Путе_шествия
Ко_миксы
Р_аудио-ТЕАТР

«Много хорошего — тоже мало хорошего»

Иногда бывает очень хорошо, но чего-то не хватает.

Вот почему зимой, под Новый год, хрюшатам было немножечко грустно.

Утром,  в последний день старого года, они вскочили с кроваток и, ежась от холода, побежали к окну —  посмотреть  не замерзла ли речка. По крайней мере они так утверждали, хотя было ли это правдой каждый может рассудить сам, зная, что уже месяц назад доктор  Ковбасюк вместе  с  Казей-Базей катался по льду в эмалированном тазу (доктор Ковбасюк был ямщиком, а Казя-Базя  лошадкой (с пучком хвоста, сделанного из мочала и заткнутого за хлястик осеннего пальто).

Хрюши, подобрав свои тепленькие ночные  рубашечки, тыкались  пятачками  в  холодное стекло, разрисованное искристыми веточками, продыхивали маленькие окошечки и пока прилежный иней затягивал светлые  кругляшки  легкой, кружевной каймой, любопытные хрюшиные глазки выглядывали на улицу.

За  окном  ветер  гнал  с сугроба на сугроб голубые снежинки,  бело-зеленые лапы елей чуть  покачивались, как  будто хотели отшлепать развеселившегося не в меру шалуна, солнце еле просвечивало сквозь дымчатое и подвижное серебро облаков.

И самое главное — ни на тропинке, ни у крыльца  дома, ни даже на дальнем холме никого не было видно.

Хрюшата глубоко вздохнули и вернулись к своим кроваткам. Будь ты хоть десять раз взрослым (а каждый хрюшонок себя таковым считал), будь ты папой, мамой, дедушкой или абсолютно самостоятельным, трезвомыслящим хрюшонком,  все же очень хочется, чтобы и к тебе на Новый год пришел Дед Мороз.

Но  об этом у хрюшей не принято было говорить вслух — не то тебя поднимут на смех — кто же верит в детские сказки? Разве что маленький Коля…

Его-то и было жальче всех. Он ведь совсем-совсем не знал кто такой Дед Мороз, какие замечательные  подарки он приносит в ночь под Новый год.

Именно  об этом и вели беседу доктор Ковбасюк и Казя-Базя, занимаясь заготовкой дров для  камбуза  (так, по-морскому доктор Ковбасюк называл кухню).

Выглядело  это  так:  доктор  Ковбасюк выкатывал из дровяного склада дубовую чурку, а Казя-Базя  что  было силы  шарахал по ней огромнейшим стальным колуном. Задачей доктора Ковбасюка в этот момент было  увернуться от  разлетающихся  поленьев  и остаться в живых, а Казя-Базя должен был внимательно следить за  тем,  чтобы колун  не  просвистел  мимо чурки и не унесся вместе с дровосеком в ближайший сугроб.

— И все же у ребенка должен быть праздник! —  отдуваясь, сказал доктор Ковбасюк.

—  Я  тоже так думаю, — согласился с ним Казя-Базя, разваливая огромный дубовый пень на две половины.

— Но откуда же возьмется этот Дед Мороз? — сам себя спросил доктор Ковбасюк и присел на полено отдохнуть.

— А мы его сами, —  сделал  неопределенный  жест  в воздухе Казя-Базя, — возьмем. Сделаем всем сюприз.

Доктор Ковбасюк посмотрел внимательно на красную, с белым воротничком курточку Кази-Бази, мысленно  нахлобучил  ему  на  голову красную же шапку с блестками, в одну лапку вложил посох, в другую — мешок с  подарками — и все понял.

Вероятно,  идея, пришедшая  друзьям в голову, была неплоха, если бы о том же самом не задумались и Копченый с Тилепой, которые в тот день кухарили в  камбузе, и Две Дырочки с Ухти-Тухти, которые наряжали елочку, и другие хрюшата…

Один только Коля ни о чем не догадывался — он сидел за столом и вырезал из цветной бумаги новогодние фонарики и ни о каком Дед Морозе и не думал (ему и так было хорошо).

Именно в тот день в хрюшином домике начали происходить необыкновенные вещи — хрюшата парочками суетились и шушукались в укромных уголках, в чулане непостижимым образом  пропали  все обрезки красной фланели, а в аптечке — вата, бинты и белый лейкопластырь.

Как только в лесу спряталось солнце,  и  в  доме  на елочке  зажглись  цветные лампочки, хрюшата по-одному, незаметно стали выскальзывать из  общей  комнаты,  где только что кипел украшательный процесс. С утра комната значительноизменилась-гирлянды из флажков крест-накрест пересекали зал, в углах мерцали  фонарики, на стекле были приклеены большие снежинки, вырезанные из  салфеток, а запах! какой чудный новогодний запах шел от зелененьких острых иголочек  елки, от мандаринов и конфет, сложенных горкой на столе, где в  гордом одиночестве сидел хрюшонок Коля и, высунув от старательности кончик языка, вырезал очередную снежинку.

Вдруг дверь, зловеще скрипнув, отворилась и на  пороге  комнаты появилось нечто ужасное. Чудовище было в два хрюшиных роста, обряжено в какие-то  обмотки  всех оттенков  красного цвета, вместо головы у него торчала оранжевая кастрюля в белый горошек, из под которой безобразными клочками выпирала белая борода.

— Здравствуй, Коленька, — льстивым голоском  пропел Казя-Базя, стараясь разглядеть хоть что-нибудь в узкой полоске  света между своим подбородком и краем кастрюли, — я — Дед Мороз, я тебе принес подарок.

Коля от неожиданности выронил снежинку и ножницы и, не  сводя  глаз  с чудища, медленно сполз со стула под стол.

— Не так надо! — зашипел доктор  Ковбасюк,  который стоял  внизу,  под Казей-Базей и в отличии от него все видел. — Испугал ребенка! Это ты Коля?! — грозным  басом спросил он. — Я — Дед Мороз, мне нужно вручить тебе подарок.

Доктор  Ковбасюк дважды шагнул вперед, сделал величественный жест и, наступив на полу  собственного  Дед Морозовского кафтана, зашатался и грохнулся вниз.

Не  успел  Казя-Базя, оглушенный звоном кастрюли опомниться, как дверь снова отворилась  и в комнату вошло еще более кошмарное существо. Оно было пониже и гораздо толще первого, но так же плохо ориентировалось в пространстве. Существо налетело на стул и обратилось  к  весело  трещавшему  огоньку  в  камине: «Здравствуй, Коленька, я — Дед Мороз, я принес…»

«… тебе подарки!» — быстро подхватило третье  чудовище,  обвешанное, будто пугало, пустыми консервными банками.

Из-под стола раздался отчаянный рев маленького  Коли.  Он  крепко зажмурил глаза, чтобы не видеть набившихся в комнату Дедов Морозов и вопил благим матом.

— Коля, эй, Коля! — позвал его Казя-Базя, — не бойся, это же мы — хрюши!

Казя-Базя подбежал к чудищу, стоявшему у камина  и, приподняв  полу его рубища сказал: «Вот видишь, это же Тилепа! А это, — он кивнул в сторону «пугала»,  —  Две Дырочки, наверное.»

—  Это нечестно! — закричал Две Дырочки, перекрывая рев Коли. — Мы тебя не выдавали!

— Ха-ха-ха! — театрально засмеялся  Казя-Базя,  а тебя и выдавать не надо — ботинки, как всегда, перепутаны — левый вместо правого!

— Это так должно быть у Деда Мороза, — размахался руками Две Дырочки и опрокинул елку прямо в новогодний торт.

—  Нет  не должно быть! — заспорил Казя-Базя. — У Деда Мороза вообще на ногах валенки, а не сандалии.

— А на голове кастрюля, да? — иронично вступило в разговор «пугало».

В общем, Коля ревел, хрюшата, скинув свои тулупы, яростно  спорили,  елка лежала на столе, а до Нового года оставалось всего пять минут!

Из-за  вспыхнувшей  перебранки хрюши вначале и не услышали, как кто-то постучался к ним в окно —  раз, другой,  третий. Первым в окошко уставился маленький Коля и даже забыл закрыть рот. Вслед за  ним  повернулся к окну Казя-Базя, Тилепа, Копченый… За стеклом — в соболиной шапке и алом кафтане, с бородой, в которой  запутались  снежинки,  с посохом, мешком, в бирюзовых сафьяновых сапогах стоял Дед Мороз. Настоящий, новогодний Дед Мороз с настоящими, новогодними подарками.

Хрюши, взвизгнув — кто в чем был, ринулись на улицу. Последним, утирая на ходу  слезы,  проковылял  к двери маленький Коля.

Дед  Мороз тем временем развязывал свой волшебный мешок и вынимал подарки —  и  Казе-Базе,  и  доктору Ковбасюку, и  каждому другому хрюшонку свой, именной подарок.  А  маленького Колю он, кроме того, взял на руки и несколько раз подкинул вверх на вытянутых руках, отчего Коля зашелся ужасно  заразительным  смехом.  Тут и другие хрюшата стали хохотать, подталкивать друг друга под бочок, кидаться снежками, «намыливать» щечки снегом и валяться  в  пушистых  сугробах…  За всей этой веселой возней никто и не заметил, как Дед Мороз потихоньку зашел за угол  дома  и скрылся в лесу.

Если  бы  ночью  не разразился обильный снегопад, утром хрюшата по цепочке следов Деда Мороза  могли  бы добраться  прямиком  до домика дядиньки Морща. Впрочем, в этом не было бы ничего удивительного.  Наверное Дед Мороз под Новый год приходит и ко взрослым…

Художник Николай Кошкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.