Дом Тру

Официальный сайт писателя Андрея Трушкина

Добрые сказки Чудеса XXI века
При_КЛЮЧ_ения
ДетИ_ктивы
Путе_шествия
Ко_миксы
Р_аудио-ТЕАТР

«Ботан из параллельного мира»

Botan_cover_ebook

(отрывок)

Глава первая. Отчего джипельмены боятся сгущенки. Почему иногда выходить через окно удобнее, чем через дверь. Где можно встретить самого себя.

— Ну, пора!

Гришка глубоко выдохнул, будто собирался сигануть с высоченной вышки в неглубокий бассейн, осторожно подошел к двери класса, легонько нажал на нее пальцами. Дверь, словно закоренелая ябеда, скрипнула. В коридоре никого не было. Выходит, не зря Гришка сидел тут целых полчаса после того, как закончился последний урок, и все его одноклассники разошлись по домам. Может быть, он и не прав, может быть, легче было исчезнуть, растворившись в толпе похожих мальчишек. Гришка в сомнении покачал головой. Нет, пожалуй, он избрал правильный вариант. Ведь те, кто его ждет, не железные. У них, небось, и другие дела есть, кроме того, чтобы ловить его, Гришку Воробьева, ученика 7-го «А» класса. Постояли-постояли, небось, около школы и подались восвояси.

Гришка, аккуратно прижимаясь к стенке, дошел до угла и выглянул в следующий коридор. Все тихо, даже учителей не слышно. То ли на какой-то свой педсовет собрались, то ли потихоньку слиняли из школы. Только где-то гремит ведром уборщица, а так – тишина. «Могильная тишина», — пришла вдруг некстати Гришке в голову фраза и он поморщился. Ну не убьют же его, в самом деле!

Мальчишка выглянул на лестничную клетку. И тут никого. Стараясь не стучать каблуками, Гришка спустился на первый этаж, посмотрел налево. Кажется, чисто. Стеклянный холл школы был абсолютно пуст, если не считать танцующих в солнечном свете пылинок. Облегченно вздохнув, Гришка закинул школьный рюкзак за спину и, что-то насвистывая, двинулся к выходу из школы.

Стоп! А это что такое?

Ветер качнул стеклянную входную дверь, и в ее отражении Гришка увидел тех, от кого прятался. Он так и знал – они устроили засаду. Вся троица – Гоблин, Лимонад и Мухомор – приехали на том самом черном джипе. Поскольку машина была большая, за угол ее совсем загнать было нельзя: мешали гимнастические снаряды, врытые в землю.

Да, сомнений быть не могло – все таки эта троица хочет его достать, и как можно скорее. Гришка дал задний ход и бегом поднялся на второй этаж. Что же теперь делать? Не сидеть же тут до ночи! В конце концов эти придурки подождут-подождут часок-другой и пойдут обшаривать школу. Как же отсюда слинять?

С Гоблиным, Мухомором и Лимонадом Гришка познакомился совершенно случайно. Впрочем, познакомился – не совсем то слово. Скорее, троица хулиганов и дебоширов познакомилась с ним. Произошло это после того, как Гришка поехал на велосипеде в магазин за хлебом.

Обычно он оставлял велик у стены, но недавно около магазина сделали специальную стоянку для автомобилей. Чтобы велосипед не путался под ногами у пешеходов, Гришка решил поставить его на стоянку. Надо же было случиться такому невезению — он занял место, на котором обычно красовался джип троицы, «опекающей» магазин.

По каким-то своим делам Гоблин, Лимонад и Мухомор подкатили к хорошо известной им стоянке и вдруг – о наглость! – увидели чей-то драндулет, гордо опирающийся на подставку. Ни секунды не раздумывая, Гоблин нажал на газ, и дорожный велосипед тут же был смят модным бампером автомобиля. Произошло это все, можно сказать, у Гришки на глазах. От неожиданности хозяин велосипеда взвился и, завопив: «Что же вы делаете, козлы джипорогие!», размахнулся и что было сил запустил в черный джип банку сгущенки, которая была у него в руках. Какими бы затемненными, особопрочными ни были стекла у шикарной машины, они не могли выдержать попадания тяжелой, как граната, жестяной банки. Заднее стекло джипа звонко лопнуло.

От неожиданности Гоблин, Мухомор и Лимонад подумали, что случайно зацепили велосипед какого-нибудь крутого собрата по рэкетирской профессии и тот, не долго думая, начал стрелять. Напуганные бандюганы повалились мешком на пол машины. Но поскольку продолжения «стрельбы» не последовало, Лимонад, приоткрыл правый глаз и увидел смятую банку сгущенки, из которой содержимое растекалось прямо на кожаные сиденья.

Лимонад выглянул наружу и увидел удирающего во все лопатки мальчишку. Тут уж джипельмены озверели. И не столько потому, что им разбили стекло или испортили обивку. Можно было заехать в «свой» автосервис и там все исправили бы быстро и «за бесплатно». Но и Гоблину, и Мухомору, и Лимонаду было стыдно, что они, как последние лохи, испугались обыкновенной банки сгущенки.

Мотор джипа заревел, и, лихо развернувшись, так, что из-под колес рванулся дымок, машина рванула в том направлении, куда убежал Гришка.

Вначале Гришка с испугу мчался по проспекту, но вскоре сообразил, что секунд через десять машина его настигнет. Испуганным зайцем он прыгнул направо, в арку, и стал петлять по дворам. Рык джипа становился все более слышным. Рассерженный Гоблин закладывал крутые виражи и, безусловно, бандиты догнали бы дерзкого мальчишку, но он вдруг увидел то, что могло его спасти. Это был узкий проход между домами. Поскольку здесь располагался тротуар, с помощью которого можно было срезать довольно значительный угол, чем автомобилисты частенько пользовались, то местные жильцы поставили поперек пешеходной дорожки три железных столба. Самостийная инициатива оказала тогда Гришке неоценимую услугу. Ловко ввинтившись между столбами, Гришка оглянулся и едва удержался от желания показать преследователям язык. Джип ткнулся тупорылым капотом в препятствие, не позволявшее ехать дальше несмотря на всю мощь моторов. На счастье Гришки на танках рэкетиры по городу еще не раскатывали.

Тогда Гришке благополучно удалось скрыться. Но, увы, бандиты от него, как выяснилось, не отвязались. Каким-то образом они узнали, в какой школе учится насоливший им пацан и решили во что бы то ни стало с ним разобраться. И вот теперь они уже битый час стояли у школы и терпеливо ждали. Да, терпения и времени им было не занимать, на службу, небось, ходить не надо.

— Ладно, — решил Гришка. – Придется выбираться через окно.

Конечно, удобнее всего это было бы сделать на первом этаже. Но поскольку в школе, где учился Гришка, боролись за дисциплину и посещаемость, директриса приказала закрыть наглухо все окна на первом этаже, дабы опоздавшие школьники не сигали в них, чтобы обойти контроль на входе. Теперь это решение Гришке выходило боком. Придется прыгать со второго этажа.

— Ничего, — решил мальчишка, вспомнив, что как раз под окнами их класса недавно разбили свежую клумбу. Это, конечно, не гимнастический мат и не батут, но сойдет. Главное, чтобы эти джипанутые ничего не заметили.

Гришка рывком отворил дверь классной комнаты и остановился, словно натолкнувшись на тот самый помятый джип. Перед ним стоял он сам!

Если бы пять минут назад Гришка не выходил из этого самого класса, он был бы уверен, что перед ним зеркальная дверь. Чтобы удостовериться, что представшая перед ним картина реальна, он даже потрогал ее руками. Нет сомнений, перед ним стоял живой человек или Нечто. У видения были точно такие же, как у него, у Гришки, белые жесткие волосы, стоящие ежиком. Чуть оттопыренные уши. Почерневшие враз прошлым летом брови, почти смыкающиеся на переносице. Тонкий нос. Карие глаза с изумрудными проблесками, опушенные выгоревшими на солнце ресницами. Рот со строгой верхней губой и чуть припухлой нижней. Острый подбородок, худенькая шея с выпирающим кадыком. Сомнений быть не могло – перед Гришкой Воробьевым стоял… Гришка Воробьев. Или кто-то, что называется, как две капли воды на него похожий.

Гришка от неожиданности отступил на шаг, видение сделало то же самое. Может быть, все-таки зеркало? Нет, не зеркало. Гришка заметил, что псевдоотражение одето совсем не так, как он. На Гришке были потертые джинсы цвета индиго, кроссовки, измочаленные в футбольных поединках, и новая майка с надписью «Я люблю динозавров». Незнакомец же был одет куда более экстравагантно. Ноги его украшали деревянные сандалеты на высокой подошве. Штаны были короткими, из какого-то чудного материала, словно их соткали из крапивы: там и тут из швов выглядывали настоящие зеленые листочки. Вместо майки на незнакомце была напялена оранжевая хламида, к тому же мальчишка держал в руке плоский, отливающий металлом предмет, которого у Гришки не было.

— Ты… Ты кто?! – проглотил, наконец, ком в горле Гришка.

Мальчишка, который стоял напротив него, склонил голову направо, словно пытался понять неизвестный ему язык. Наконец он хитро улыбнулся и вместо ответа спросил в свою очередь: «А ты кто?».

— Я — Гришка Воробьев, из 7-го «А».

— А я — Мишка Воробей, из 7-го «Б», — в тон ему ответил незнакомец.

— Врешь, — не поверил ему Гришка, отступая назад. – Я всех в параллельном классе знаю. – Нет там никакого Воробья.

— А это потому что мой параллельный класс, — улыбнулся Мишка, — находится в параллельном мире.

«Ну все! — подумал Гришка. – На почве мании преследования развиваются глюки. Одно хорошо – школу теперь заканчивать не придется. Дадут справку, как психу и проводят с почетом на медицинскую пенсию».

— Да не сбрендил ты, — махнул рукой Мишка Воробей из параллельного класса параллельного мира. – Ты, давай, в класс заходи, нечего в коридоре маячить. У вас, что — перемена или занятия кончились?

— Ко… Ко… Кончились.

— Да брось ты кудахтать! – схватил его за руку Мишка и втащил в класс. — Я тебе сейчас в два счета все объясню.

— А по… по… почему ты так на меня похож? – не мог унять дрожи Гришка.

— По… По… Потому, — передразнил его Мишка. – По… По… Потому что я из параллельного мира. Говорю же тебе, ба… ба… балда стоеросовая.

— Хватит дразниться, — вспылил Гришка, — а то сейчас в лоб получишь!

— Да ладно! – отскочил от него на всякий случай Мишка. – Не хотел тебя обидеть, извини.

— Ничего, — бухнул Гришка, усаживаясь за парту. – Ну давай, излагай. Только вкратце, а то тут у меня одна проблема во дворе осталась.

Вкратце изложить было трудно. Дело в том, что Мишка Воробей действительно не врал. Он и в самом деле жил в параллельном мире. Таких миров, по мнению некоторых ученых, на нашей планете великое множество. И в каждом из них, отстоящем от других на какую-то долю времени и пространства, мир может развиваться совсем по-другому. Мишка Воробей как раз и жил в этом другом мире.

Еще год назад ему и в голову не могло прийти интересоваться какими-то там параллельными пространствами. Но однажды, блуждая по электронной сети, Мишка вдруг понял, что он попадает на сайты, которых в его мире быть не могло. Вероятно, где-то из-за случившегося катаклизма сети двух параллельных миров пересеклись. Может быть, в результате землетрясения кабели сдавило с такой силой, что произошел контакт. Может быть, сигнал от радиомодема каким-то чудным образом отражался от проходящих мимо потоков метеоритов. Это Мишка так и не понял. Но факт был фактом: из системы всемирной связи Интерфлор он вдруг попал в какой-то Интернет. Так Мишка впервые столкнулся с незнакомой ему цивилизацией. Покопавшись в материалах различных конференций, Мишка набрел на сайты каких-то полусумасшедших ученых, которые утверждали, что переход из их мира в параллельный вполне возможен, и даже указывали точки, где его можно было совершить. Поскольку все написанное сопровождалось обильным научным или околонаучным бредом (которого Мишка понять не смог), никто всерьез, вероятно, эти сайты не воспринимал. Да и сам Мишка не принялся бы экспериментировать, если бы в его жизни не стали происходить довольно серьезные неприятности.

— Ну что? – закончил свою краткую лекцию Мишка Воробей. – Хочешь, небось, посмотреть, как там, в параллельном мире?

Гришка, конечно, хотел. Какой же дурак откажется проникнуть туда, куда, образно говоря, до него не ступала нога человека. К тому же представлялся такой удобный способ сбежать от Гоблина, Лимонада и Мухомора.

— А это не опасно? – поинтересовался осторожный Гришка.

— Ну я же не спрашиваю – опасно тут у вас или нет, — передразнил его Мишка. – Да не тушуйся!

— А как я попаду обратно?

— Да тем же самым путем, — рассмеялся Мишка. – Дырка в параллельное пространство как раз в дверях, ведущих из класса в коридор. У нас в параллельном мире есть точно такая же школа с точно таким же, ну или очень похожим коридором. Сейчас я с помощью одного приборчика, — покопался в карманах Мишка, — раздвину на секунду другую дырку в пространстве. Ты туда и сигай. А вечером, часиков эдак в половине седьмого, — осмотрел на свои наручные часы Мишка, — возвратимся обратно. Я открою дырку, ты вернешься к себе, а я – к себе. Ну что, по рукам?

— По рукам, — согласился Гришка. – Только смотри, не опаздывай. А то мама у меня строгая, всыплет по первое число.

— Что ты все: что да как, да всыплет… — поморщился Мишка. – Но, впрочем, ладно, дело твое. Сверим часы. На твоих сколько?

— На моих полчетвертого.

— Ну и на моих полчетвертого. На вот тебе, — сунул Мишка Воробей Гришке Воробьеву серебристый предмет. – Эта штука может тебе здорово там у нас помочь.

— А что это? – опасливо повертел Гришка в руках непонятный предмет.

— Это, — замялся Мишка, — Унянь – универсальная нянька. Можешь спрашивать у него, чего захочешь, он тебе ответит.

— А как им пользоваться?

— Да он сам скоро в некотором роде… проснется.

— Как это проснется? – не понял Гришка.

— Да надоел мне этот Унянь, — махнул рукой Мишка. – Ну я его… как бы это сказать… усыпил. Но не боись, он скоро очнется. Он нормальный, только занудный иногда. Ну ладно, где тут у вас выход?

— Выход у нас… — хотел было объяснить Гришка все толком, но осекся.

А ну как сейчас выйдет этот Мишка Воробей и напорется на троицу бандюганов? Они же, небось, Гришку не по одежде запоминали, а в лицо? Накостыляют этому Мишке по первое число, небось, не захочет потом по параллельным мирам бегать.

— Ну у нас тут все немножко не так, как у вас, — затянул свою песню Гришка. – Видишь, у нас здесь выходят на улицу… м-м-м… э-э-э… через окна. Преимущественно со второго этажа.

— Через окна? – поразился Мишка. – С ума сойти! А почему?

— Для того, чтобы успешно бороться с гравитацией, нам нужно постоянно тренироваться.

— Вот как? – удивился Мишка. – Ну через окна, так через окна. Ну а заходят-то как?

— А заходят? Заходят через двери, — уверенно врал Гришка. – Вон здесь окно – открываешь и вниз лети. Здесь невысоко.

— Ну ладно, — согласился Мишка. – Давай сюда свой портфель. На фига он тебе там в нашем параллельном мире? И не очень-то там болтай. Усек?

— Усек, — согласился Гришка. – Ну давай, открывай свою дыру.

— Сейчас, сейчас, — стал возиться с приборчиком Мишка. – Приготовься: на счет «три» выходи в коридор. А в условленное время, ровно в половине седьмого. войдешь из коридора обратно в класс. Все понятно?

— Понятно, — поторопил его Гришка. – Давай!

— Ну – раз! Два! Три!

 

Глава вторая. Зачем на автомобилях разбивать грядки. Как можно выращивать мебель и здания. Воспитатель Унянь.

Гришка осторожно открыл дверь и шагнул в коридор. На секунду ему показалось, что он всем телом врюхался в огромный чан с киселем. Какая-то сила обволокла его и словно не пускала сделать последний шаг. Но Гришка напрягся и, словно порвав целлофановую пленку, вывалился в школьный коридор. Его новый знакомый оказался прав: коридор был почти такой же, как и у них в школе. Почти, но не совсем. Полы были какие-то странные, горбатые. «Не струганные, что ли?» — удивился Гришка. Стены не были покрашены масляной краской, а словно заплетены ивовыми прутьями, что делало их похожими на высокие плетни.

Гришка принялся разглядывать класс. Да, сомнений быть не могло: он в каком-то другом месте. Потому что это был его класс и не его класс. Точно также на стенах висели портреты Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Васильевича Ломоносова, английского физика Исаака Ньютона, чьего отчества никто не знал, но вот столы и стулья здесь были совершенно другие. Казалось, что они вырастали прямо из пола. Узловатые ножки стола переходили в более тонкие и изящные побеги, которые сплетались и образовывали его крышку. Точно также были сделаны и стулья, которые намертво были связаны с полом, словно составляли с ним единое целое. Гришка даже попробовал сдвинуть такой стул, но у него ничего не получилось. Действительно стулья и столы росли здесь прямо из пола. «Ну и ну!», — покачал головой Гришка и двинулся на улицу.

Не успел он дойти до выхода из школы, как в его кармане зашевелилось нечто, и чей-то недовольно кряхтящий старческий голос пробурчал:

— Миша, немедленно домой, а то не успеешь сделать уроки.

От неожиданности Гришка аж подпрыгнул на месте:

— Это что такое?!

Он залез в карман и выудил оттуда небольшой серебристый брусочек, выданный ему Мишкой. Ах, да, конечно, это же Унянь – универсальная нянька.

Унянь застрекотал и вдруг громко чихнул. Потом чихнул еще разок.

— Что за дрянь ты, Миша, надел? В твоих джинсах пятнадцать процентов какой-то дурацкой синтетики, апч-хи! Так же и аллергию получить можно! Немедленно смени брюки на нормальные!

— А где их взять, нормальные-то?

— Как где? – возмутился Унянь. – Дома, естественно. – А ну-ка давай, пока я родителям не нажаловался! Шевелись!

— А куда идти-то? – оглянулся Гришка, как только они вышли на улицу.

— Ну ты меня совсем доведешь! – возмутился Унянь. – Ты что хочешь, чтобы у меня мигрень началась? Шуруй пока прямо!

— Ладно! – охотно согласился Гришка и, засунув руки в карманы, чтобы придерживать Уняня, то и дело норовившего выпасть наружу, зашагал вдоль по улице.

Да, параллельный мир хотя и был параллельным, но отличался от того, в котором жил Гришка, довольно здорово. Начать хотя бы с того, что деревья, которые стояли в нормальном мире, как вкопанные, здесь не желали плавно покачивать ветками, согласно дуновениям ветра, из стороны в сторону. Ветки здесь были, словно живые руки. Они тянулись то вверх, то вниз, то налево, то направо. Гришка некоторое время понаблюдал за ними и понял, что деревья ловят лучи солнца. Многие из стволов были так переплетены ветвями, что издалека становились похожи на линии электропередач. Каково же было удивление Гришки, когда в одном из деревьев он увидел вмонтированную прямо в ствол самую настоящую розетку. Гришка, приоткрыв рот от изумления, присел перед диковинным зрелищем и принялся на него смотреть.

— Ну чего ты тут застрял? – сварливо осведомился Унянь. – Розетки что ли, никогда древовидной не видел?

— Не… не видел, — честно признался Гришка.

— Хорош мне мозги пудрить, — прокаркал Унянь. – Давай, давай домой! Тебе поесть надо, да и мне подзарядиться не мешает.

Гришка, подгоняемый Унянем, двинулся вперед, но не успел сделать и десяти шагов, как попал на оживленную улицу и опять застыл.

Вдоль по улице ехали автомашины. Конечно, этот факт мог бы изумить, пожалуй, только какого-нибудь папуасского мальчишку, который в жизни своей, кроме джунглей, ничего не видел. Гришка-то автомобили видел, но таких – ни разу в жизни. Мимо него на небольшой скорости проезжали… деревянные машины. Да, да, их корпус был сплетен точно также из ветвей, как была сплетена мебель в классе. Правда, здесь вид растений, их цвет, толщина были достаточно разными. Но это не было бы так удивительно. Бог с ним – неважно, из чего можно было бы делать в этом мире корпуса и как их покрасить. Гришку поразило то, что он разглядел под капотами этих автомобилей.

Капоты были у них, как правило, прозрачные. Некоторые — прямые, также как и у земных автомобилей, другие – трапецевидные, а некоторые даже пирамидальные. А там, под капотом, были высажены самые настоящие грядки. Причем в разных автомобилях, то ли в зависимости от предпочтений водителей, то ли по какой другой причине росли разные растения.

Гришка заметил, что миниатюрные автомобильчики, которые вели женщины, были, как правило, украшены цветочными клумбами. Попадались тут и незабудки, и настурции, и анютины глазки. Цветов было так много, что у Гришки аж зарябило в глазах. Ну а в автомобилях, которые водили мужчины, решения были более практичными. Буйным цветом под капотом тут рос табак, лук, чеснок, а пару раз сквозь прозрачное оргстекло мальчишка увидел красные мясистые тела помидоров, облепившие низкорослые зеленые кустики.

— Ты зачем собрался дорогу переходить? – забеспокоился Унянь. – Иди по этой стороне! На ту сторону тебе идти совершенно незачем.

— Ладно, ладно, — согласился Гришка, искоса поглядывая на чудо-автомобили.

Только дальше ему приходилось удивляться все больше и больше. Он прошел два квартала странных домов, слепленных из разных пород дерева, и наткнулся на пустырь. Вернее, это сначала ему показалось, что тут был пустырь. На самом деле, как выяснилось, это была стройплощадка. Рабочие с лопатами в руках суетились, выстроившись по периметру большого квадрата. Потом они стали разбредаться в стороны. Какой-то хитроумный агрегат пронесся вдоль лунок, набросал в них семена. Рабочие закопали ямки, сверху тот же летучий агрегат полил лунки. Гришка хотел было идти дальше, как вдруг увидел, что из лунок с потрясающей скоростью растут побеги.

Они тянулись вверх, потом их боковые отростки, словно слепые, начали мотаться из стороны в сторону, и как только коснулись таких же побегов от соседних растений, принялись переплетаться друг с другом. Два человека в странных вязаных костюмах ходили вокруг и что-то подправляли, если растениям не удавалось дотянуться друг до друга или, если по их мнению, они начинали расти не туда. Не успел Гришка сделать и тридцати шагов, как первый этаж высотки уже оформился. Появились подоконники, к которым инженеры подвели побеги благородного красного дерева, стены начали покрываться корой, похожей на дубовую. А дом все рос и рос вверх. Гришка еще бы постоял и посмотрел на диковинку, но Унянь не давал ему покоя:

— Режим, режим, — твердил он, — нельзя нарушать режим. Ты думаешь о дисциплине?

— Думаю я, думаю, — успокоил его Гришка, — только о ней, родимой, и думаю. Ты лучше скажи, куда дальше чапать?

— Дальше прямо и направо – раз ты в прятки решил со мной поиграть, — оскорбился Унянь. – Тебе что – память отшибло?

— Ты бы сам в седьмом классе поучился, — вздохнул Гришка, — и не то, что бы память – батарейки бы отшибло!

— Батарейки отшибло? – задумался Унянь. – Да, это круто. Тебе действительно нужно отдохнуть. Ну ладно, расслабься, я сам покажу тебе дорогу.

Унянь завозился в кармане у Гришки и вдруг выскочил наружу. Гришка, испугавшись, что аппаратик упадет на землю и разобьется, попытался его ухватить, но Унянь ловко вильнул в сторону и застыл в воздухе перед его носом.

— Да, — решил он, пожалуй, тебе пора несколько поразмяться. — Попробуй поймать!

Гришка, словно охотился на муху, замахнулся рукой на Уняня, но в ладони у него оказался лишь воздух.

— Ага, ага, — обрадовался Унянь, — не можешь, не можешь! — и помчался вперед.

Гришка, уже не обращая внимания на прохожих, обряженных в чудные для него одежды, помчался за Унянем не столько из спортивного азарта, а сколько из боязни потерять этого проводника в неизвестном ему мире. Унянь некоторое время подразнил Гришку и даже пару раз щелкнул его по носу и вскоре свернул к старому дому, обросшему со всех сторон зелеными лианами, и нырнул в дверь, похожую на дупло.

На лестничной площадке мальчишка огляделся в поисках лифта. Действительно, таковой здесь был, правда, сделан он был не из железа, а опять-таки из дерева. Гришка аккуратно ступил на его пол и немного попрыгал. Наверху что-то заскрипело, лифт отправился в путь и выгрузил Гришку на четвертом этаже. Он оказался перед дверью, в которой побеги растений сплетались так плотно, что она казалась очень гладко и ровно выструганной.

— Это что за дерево? – постучал он по двери.

— Надо же, какой ты стал любопытный в седьмом классе, — изумился Унянь. – Никогда раньше не спрашивал. Это так называемое железное дерево. Последняя разработка. Такую дверь ничем не возьмешь: ни огнем, ни водой, ни кислотой соляной.

— У-у-у, — промычал Гришка, соображая, как же он войдет в эту непробиваемую дверь, если Мишка ключа ему не дал и даже словом не обмолвился , где его можно найти. Впрочем, даже если бы у Гришки был бы какой-нибудь ключ, вставлять бы его было совершенно некуда: дверь плотно прилегала к косяку и никакого отверстия в ней не наблюдалось.

«Ага, — сообразил Гришка, — наверное, они открывают здесь замки чем-то вроде электронного ключа: приложил его к двери – и порядок».

Гришка оглянулся по сторонам: нет ли здесь чего-нибудь вроде электросчетчика, за дверцами которого Мишка мог прятать ключ. А может быть, он просто оставил его под ковриком? Гришка присел и попытался было приподнять коврик, но тот небольшими корешками намертво прицепился к полу.

— Да что ж это такое! – возмутился Гришка. – Ни тебе стула переставить, ни тебе коврик приподнять!

Он потрогал дверь, попытался нажать на нее плечом: может быть, она просто открывается вовнутрь? Нет. Тогда, зацепив кончиками ногтей, он попытался потянуть ее на себя. Снова заперто.

— Долго мы здесь будем стоять? – осведомился Унянь. – Я тебе, конечно, могу прочесть полный цикл лекций, касающихся железного дерева, но только после обеда. К тому же курица в микроволновке давно готова.

— Да как же я туда войду? – возмутился Гришка.

— Как, как? Ногами, естественно.

— Да кто же мне дверь откроет?

— Да уж не я, — возмутился Унянь. – Я же совсем маленький.

— Вот блин, — приналег Гришка на дверь и стукнул ее кулаком. – Ну ты, ну-ка, давай, открывайся!

Дверь, среагировав на голос, чуть слышно скрипнула и отъехала в сторону…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.